Мотив мудрого безумия в короле Лире — сочинение

1. Дон Кихот Сервантеса


Трансформируя мотив карнавальной «свихнутости» героя в его сакральное безумие, восходящее к посланиям апостола Павла, писавшего о единоверцах как о безумных «Христа ради», Сервантес представляет «рассудительное сумасшествие». Это открывает писателю-романисту путь к изображению самой структуры сознания героя. Интерпретация «Дон Кихота» как пародии на рыцарский эпос правомерна по отношению к его отдельным эпизодам, мотивам и образам, к некоторым повествовательным приемам. Особую роль во второй части играет Санчо, образ которого начинает конкурировать по значимости с образом его господина. В основе развития сюжета второй части лежит изобретательная выдумка Санчо, который, вполне освоив стиль мышления своего хозяина, внушает ему, что крестьянка на ослице, встреченная ими на дороге, и есть Дульсинея, превращенная в уродливую поселянку злыми волшебниками. Особое место занимает рассказ о правлении Санчо на Острове Баратария. В нем Санчо демонстрирует всю глубину своей карнавально-шутовской «дурацкой мудрости», контрастно дополняющей «мудрое безумие» Дон Кихота.

Это лекции Набокова о Дон Кихоте:
Теперь о его главном сумасшествии. Мирный сельский дворянин сеньор Алонсо, он жил себе, управлял своим поместьем, вставал на заре, был заядлым охотником. В пятьдесят лет он погрузился в чтение рыцарских романов и принялся есть тяжелые обеды, включая блюдо, которое один переводчик назвал «resurrection pie» (duelos у quebrantos, буквально: «муки и переломы»), — «котелок варева, на которое идет мясо скотины, сломавшей шею, упав с обрыва». «Муки» относятся не к мучениям скотины — о них никто и не думал, — а к чувствам, которые испытывали хозяева овец и пастухи, обнаружив потерю. Недурной ход мысли. То ли все Дело в меню из героической свинины, из дерзких коров и овец, столь катастрофически обращенных в говядину и баранину, то ли он с самого начала был слегка не в себе — так или иначе Дон Кихот принимает благородное решение оживить и вернуть бесцветному миру яркое призвание странствующего рыцарства с его особым строгим уставом и со всеми его блистательными миражами, страстями и подвигами. С мрачной решимостью он принимает как свою судьбу «труды, тревоги и сражения»{6}.
С этих пор он выглядит разумным человеком не в своем уме или безумцем на грани здравомыслия; полосы полоумия, помраченный рассудок с просветами разума. Таков он в чужих глазах, но и ему вещи явлены в столь же двойственном виде. Реальность и иллюзия переплетены в жизненном узоре. «Как могло случиться, — говорит он своему слуге, — что, столько странствуя вместе со мной, ты еще не удостоверился, что все вещи странствующих рыцарей представляются ненастоящими, нелепыми, ни с чем не сообразными. Однако на самом деле это не так, на самом деле нас всюду сопровождает рой волшебников, — вот они-то и видоизменяют и подменивают их и возвращают в таком состоянии, в каком почтут за нужное, в зависимости от того, намерены они облагодетельствовать нас или же сокрушить».


Сорок эпизодов, составляющих книгу, охватывают 175 дней, включая перерыв длиною в месяц посередине, то есть происходят с начала июля по середину декабря — согласно подсчетам одного испанца.
Лир достиг дна, он принял свое несчастье, дальше некуда. И тут работает закон маятника: достигнув самого дна, путь только наверх
Аногнаризис (узнавание по Аристотелю) – необходимо 2 условия:
1. Ошибка (гордыня обоих Корделии и Лира)
2. Катастрофа
Король Лир – конфликт отхода от иллюзий, конфликт зрячести/невидения (трагедия Эдипа)
«Мы слепы в благоденствии, в беде мы прозреваем…».
- дорога терпения
- дорога человечности, жалости, сочувствия
- благодарность небу: не так я перед другими грешен, как другие предо мной
Эпизод бури – это кульминация и вершина трагедии (3 акт)
• Смятение рассудка
• Драма отчаянного прозрения
3 сцены безумия:
1. Бедный Том-Эдгард – жертва несправедливости и обмана
Новое видение мира, самого себя – могущественный король = бедняк
«Присмотритесь к нему. На нем все свое, ничего чужого. Ни шелка от шелковичного червя,ни воловьей кожи, ни овечьей шерсти, ни душистой струи от мускусной кошки. Все мы с вами поддельные, а он настоящий».
2. Сцена суда: Лир ставит 2 скамейки – Регана и Гонерилья. Шут и Том свершают правосудие. Лир требует медицинского вскрытия Регана, исследуйте, что у нее в сердце, почему оно каменное.
Бывал ли суд справедливее, когда Лир был могущественным королем?
Между 2 и 3 сценой безумия – Глостер ослеплен, «сбросился» со скалы
3. Сцена встречи слепого Глостера и безумного Лира, т.е встреча сладострастника, у которого отняли зрение и деспота, в котором погас разум. Апогей безумия – встреча преданных (от предать) отцов.
Человек должен освободиться от тирании плоти, если хочет ясно увидеть мир, тогда и слепой увидит мир в его надменности.
Не надо глаз, смотри ушами!
Закон: мера за меру
Шекспир научил Лира сострадать греху, так же как страданию
Шекспир привел Лира к тому в безумии, к чему в уме прийти невозможно
Сцена бури – отражение куда большего урагана в сознании Лира: утрата эгоизма, предельная потеря себя в безумии
Единственная вещь, которую не может вынести человек, не будучи безумен, правда. И это оправдание мотива безумия.
Лир достиг дна, он принял свое несчастье, дальше некуда. И тут работает закон маятника: достигнув самого дна, путь только наверх
Аногнаризис (узнавание по Аристотелю) – необходимо 2 условия:
3. Ошибка (гордыня обоих Корделии и Лира)
4. Катастрофа
Король Лир – конфликт отхода от иллюзий, конфликт зрячести/невидения (трагедия Эдипа)
«Мы слепы в благоденствии, в беде мы прозреваем…».
- дорога терпения
- дорога человечности, жалости, сочувствия
- благодарность небу: не так я перед другими грешен, как другие предо мной
Эпизод бури – это кульминация и вершина трагедии (3 акт)
• Смятение рассудка
• Драма отчаянного прозрения
3 сцены безумия:
4. Бедный Том-Эдгард – жертва несправедливости и обмана
Новое видение мира, самого себя – могущественный король = бедняк
«Присмотритесь к нему. На нем все свое, ничего чужого. Ни шелка от шелковичного червя,ни воловьей кожи, ни овечьей шерсти, ни душистой струи от мускусной кошки. Все мы с вами поддельные, а он настоящий».
5. Сцена суда: Лир ставит 2 скамейки – Регана и Гонерилья. Шут и Том свершают правосудие. Лир требует медицинского вскрытия Регана, исследуйте, что у нее в сердце, почему оно каменное.
Бывал ли суд справедливее, когда Лир был могущественным королем?
Между 2 и 3 сценой безумия – Глостер ослеплен, «сбросился» со скалы
6. Сцена встречи слепого Глостера и безумного Лира, т.е встреча сладострастника, у которого отняли зрение и деспота, в котором погас разум. Апогей безумия – встреча преданных (от предать) отцов.
Человек должен освободиться от тирании плоти, если хочет ясно увидеть мир, тогда и слепой увидит мир в его надменности.
Не надо глаз, смотри ушами!
Закон: мера за меру
Шекспир научил Лира сострадать греху, так же как страданию
Шекспир привел Лира к тому в безумии, к чему в уме прийти невозможно
Сцена бури – отражение куда большего урагана в сознании Лира: утрата эгоизма, предельная потеря себя в безумии
Единственная вещь, которую не может вынести человек, не будучи безумен, правда. И это оправдание мотива безумия.

Комментарии: